Праздник Преображения Господня.

Поучение на Преображение Господне святителя Климента, епископа Величского (+916).

Послушайте, братие, и я скажу вам о силе и величии сего честного дня, и сколь великие блага явились в оный. В сей день Господь наш Иисус Христос явил ученикам Своим славу Божества Своего и показал, что Он обладает живыми и мертвыми. Ибо многим, бывшим от Него, чудесам, не верил каменносердечный род иудейский; почему одни говорили, что это – Илия, другие, что это – Моисей, иные, что это – Иеремия, или один из древних восстал. «Если бы, – говорили, – Сей был Сыном Божиим, то не разрушил и не попрал бы закона Моисеева, который мы прияли от Бога; но Он противится закону». Потому ученики Его смущались умом, зная, что Илия взошел на небо, и законодавец Моисей прежде почил, – и сомневались, действительно ли Он сошел и облекся в наш образ; и распря была у них с иудеями. Итак, потребно было показать ученикам славу Божества Своего, чтобы и те не смущались, помышляя суетное.

И взявши с Собою Петра и Иакова и Иоанна, Господь сотворил явно, что Он есть Сын Божий. И возведе их на гору высоку едины, и преобразися пред ними, и просветися лице Его яко солнце, ризы же Его быша белы яко свет. И се явистася им Моисей и Илия, с Ним глаголюща. глаголаху же исход Его, егоже хотяше пострадати в Иерусалиме: один – провозвещая страсть Его, а другой являя, что Он есть Законодавец и исполнитель закона, – Тот, от Которого и древле был принят закон на горе Синайской, написанный на скрижалях каменных перстом Отчим, то есть Святым Духом. Ибо и прежде воплощения и по воплощении Он – Тот же, Которого беззаконные иудеи, преступающие закон, осуждают умереть неправедно: поелику Он не прииде разорити закон, но исполнити . Но обратимся к Евангельскому сказанию. Когда Апостолы увидели Божественную славу Его, то пали ниц, не будучи в состоянии видеть нестерпимой зари светлости лица Его. И абие глас бысть с небесе глаголя: Сей есть Сын Мой возлюбленный, о Немже благоволих: Того послушайте. Ученики умолчали и никому в те дни не возвестили о том, что видели. Показал им Господь не все совершенно, но сколько они могли вместить телесными очами, милуя и щадя их, – и являя тем воскресение (почему представил от мертвых Моисея, а от живых – Илию), – являя, что Он – Судия живых и мертвых, и что воскресит всех. Изыдут бо, – сказано, – сотворшии благая, в воскресение живота: а сотворшии злая, в воскресение суда (Ин. 5:29): и аще мертвии не востают, то ни Христос воста: аще же Христос не воста, суетна вера наша, тще и проповедание наше (1Кор. 15:14, 16–17).

Слыша сие, братие, восстанем, как бы от сна, от гроба лености и постараемся сохранить заповеди Божии и угождать Ему благими делами: покаянием и молитвами, слезами и милостынею, любовию и смирением: ибо милостынями и верою очищаются грехи; а любовь и смирение – одна постоянно воздвигает и приводит нас к Богу, а другое – укрепляет и совершает. Возлюбим друг друга, как и Христос возлюбил нас и предал Себя за нас и ради нашего спасения. Нагим Он был пригвожден ко кресту, дабы облечь нас в одежду нетления, – алкал и жаждал, дабы нас насытить пищи вечной и напоить водою бессмертия. Так сотворим и мы: напитаем алчущих, напоим жаждущих, оденем нагих: поскольку сказано, сотвористе единому от сих, Мне сотвористе (Мф. 25:40); и, так как время кратко, то постараемся обрестись готовыми прежде смертного дня, дабы внезапно он не обрел нас в злобе и без покаяния, и не восхитил наши души, как лев. Bo аде нет покаяния, исповедания, и нельзя творить милостыню, когда разойдется торжище, и светильники наши угаснут как бы без елея. Сказано: внемлите себе, да не когда отягчают сердца, ваша (Лк. 21:34); и еще: бдите, яко не весте дне, ни часа (Мф. 25:13); и еще: блажен раб той, его же пришед господин его обрящет тако творяща (Мф. 24:46). Аще ли же речет злый раб той в сердцы своем: коснит господин мой приити (Мф. 24:48). Посему потщимся прежде смертного дня стать готовыми и получить части милостивых и спасаемых, да и к нам Господь речет: рабе благий и верный, о мале был еси верен, над многими тя поставлю: вниди в радость Господа твоего (Мф. 25:21), Ему же слава ныне и присно и во веки веков. Аминь.